Джеймс Кэмерон:

«Такое ощущение, что я побывал на другой планете и вернулся обратно»

Оказывается, Джеймс Кэмерон, оскароносный режиссер «Титаника» и «Аватара», с детства болеет глубиной. Несколько лет он вел подготовку к самому захватывающему приключению в своей жизни – погружению на дно Марианской впадины, самой глубокой точки мирового океана. И вот, наконец, это свершилось: 25 марта он погрузился в пилотируемом батискафе на глубину 11 километров. О своих впечатлениях от путешествия он рассказал на пресс-конференции, посвященной этому событию.

Я всегда мечтал попасть в самую глубокую точку Мирового океана. Как некоторые мечтают о покорении Эвереста, так и я с самого детства воплощал свою фантазию в жизнь: прошел путь от мечтателя до исследователя, узнав о подводном мире практически все.

Мне не было нужды побить чей-то рекорд. Я был захвачен той самой силой, которая двигает вперед науку и прогресс, – любопытством. Так немного известно о жизни там, на глубине! И я осознавал, что стану первым, кто увидит то, что еще не видел ни один человек. 

Тогда не существовало ни одного аппарата для погружения, который выдержал бы давление воды на глубине почти 11 километров. И для того, чтобы воплотить в жизнь мою заветную мечту, нам пришлось разработать и сконструировать принципиально новый аппарат, такой, каких раньше еще не строили. 

Мы провели семь экспедиций с аппаратами собственного изготовления – ныряли с камерами, со светом. И наш опыт погружения на большие глубины мне подсказывал, что построить батискаф для Марианского желоба возможно – и не только на крупном государственном предприятии, но и усилиями небольшой команды исследователей. 

На разработку и строительство аппарата ушло семь лет, но работа еще продолжается. С каждым погружением мы стараемся учитывать и исправлять все ошибки, постоянно совершенствуем устройство батискафа. 

 Когда я достиг дна Марианской впадины, я приземлился на очень мягкую, почти желеобразную поверхность. Осмотрелся и продолжил движение: пересек равнину на батискафе и начал карабкаться потихоньку повыше. На такой глубине я не видел ни гигантских медуз, ни огромных анемонов, как в котловинах Соломонова моря, куда я погружался раньше. 

Там дно было испещрено следами каких-то мелких существ, оно выглядело, как яичная скорлупа. Но единственными живыми существами, с которыми я столкнулся на дне Марианской впадины, были крошечные рачки. До погружения мне казалось, что жизнь есть и на таких глубинах, однако я ошибался. 

Я очень хорошо знал, как устроен наш подводный аппарат. И мне кажется, конструируя его, мы все сделали правильно. Когда я закрыл люк, я понял, что этот батискаф сможет выдержать любое давление. За несколько дней до погружения я, может, и чувствовал какую-то нервозность, но как только я оказался внутри подводного аппарата, невероятное воодушевление и жажда адреналина вытеснили весь страх. 

Скажу так: я был упакован в такой защитный костюм, как космонавт, отправляющийся на Меркурий. Когда закрылся люк, вся электроника стала нагревать кабину. Так как Марианский желоб находится недалеко от экватора, поверхностные температуры очень высоки, и в кабине подводного аппарата было душно и жарко – прямо как в сауне. Но как только начинается погружение, становится все холоднее и холоднее.

Мгновение – и я уже в воде, температура которой едва превышает два градуса по Цельсию. Внезапно начинают мерзнуть ноги и затылок, но всему телу по-прежнему жарко. Буквально за минуту или две батискаф оказывается в полной темноте – во мраке проходит и все погружение. И становится так холодно, что приходится надевать теплую одежду. Со стен постоянно капает конденсат – от резкого охлаждения насыщенного влагой воздуха. 

Наш батискаф, «Дипси Челленджер», – очень надежная машина. Она может безопасно доставить человека на любую глубину и поднять его обратно. Электроника работает, камеры работают, надеюсь, с гидравликой в следующее погружение тоже будет все в порядке. Это первое устройство такого рода в мире, поэтому, чтобы исправить все несовершенства, нам нужно еще время. Но эта машина открывает совершенно новые границы для исследования подводного мира, для науки в целом. 

Мое общее впечатление можно описать так: Дно Марианского желоба – это очень пустынное место, напоминающее лунную поверхность. И у меня такое ощущение, что всего за один день я успел побывать на другой планете и вернуться обратно. 

 Для того чтобы увидеть инфографику в 3D, кликните по картинке. И не забудьте надеть очки!

Силами Disqus