Анвар Либабов:

«Вода рулит!»

Артист театра «Лицедеи», киноактер, знаменитый клоун и шоумен, а в прошлом – ветеринарный врач, Анвар Либабов рассказал нам о том, почему он считает воду великим чудом, о «разноцветной» речке из своего детства, о биологической очистке и полезных микроорганизмах. А также о том, как перестать быть эгоистом по отношению к планете.

Вода как источник и символ жизни – везде, в легендах, в мифах, в сказках. Жизнь возникла из воды, из H2O. Я помню, в детстве была такая песня туриста: «Я беру с собой в дорогу лишь всего булку хлеба и немного H2O». Что такое «булка хлеба», я знал, а вот что такое «ашдвао» не понимал, пока не пошел в школу.

Вода в основе всего. Организм человека состоит на 98 процентов из воды, и многое в органическом мире это практически – вода. Когда я был студентом, я всегда поражался тому, как так может быть. Какое же великое божье творение – вода, которая держится на двух процентах сухого вещества! И тогда у меня начали появляться мысли о мироздании и о сотворении мира, об идее Создателя, Творца, хотя я был материалистом и воспитывался так.

Обыватель не представляет себе величие воды, ее мощь. Мы видим, как вода течет из крана, видим воду в бутылках, видим воду в реках и каналах. Относимся к ней утилитарно: попил водички, постирал, помылся. В детстве мы купались в маленьком пруду, в какой-то крошечной заводи, и не представляли себе, что такое большая вода. Я любил рассматривать карты, мечтал о путешествиях. И, глядя на глобус, просто не мог представить такое количество воды. А ведь болота, топи, тундра – все это тоже огромные ее запасы. А приливы, отливы, эти притяжения Луны... Короче, я так скажу: вода рулит!

Я всегда ругаюсь, когда дома вода течет из крана, даже кричу. Хоть счетчик и не установлен. Бережно относиться к хлебу меня научили родители и бабушка, а вот воду беречь никто не учил. Осознание пришло с годами. Когда я в детстве читал в книгах о том, что запасы пресной воды иссякают, я не понимал, как это возможно, ведь кругом столько морей и океанов – пей не хочу. А оказывается, вся эта вода соленая.

С экологией у нас сложно. Живем одним днем, думаем только о себе. Это не значит, что сейчас пришло поколение эгоизма – человек вообще по природе своей потребитель. Это эгоизм, свойственный homo sapiens. Звери инстинктивно действуют, они знают, откуда вода уходит, где ее найти. А мы-то более осознанные существа, думающие – и при этом гадим себе под ноги. Это нехорошо.

Я провел свое детство в Нижнем Тагиле, и у нас там была речка – Горячка. Это река Малая Кушва, куда сбрасывались промышленные стоки со всех предприятий города – с металлургического комбината, с коксохимического производства, котельно-радиаторного завода, Уралвагонзавода. Поэтому вода в реке была разноцветная, от какого-то бордового фиолетового до бурого, розового и серого, с маслянистыми радужными пятнами. Она не замерзала круглый год, и мы там купались. Открывали сезон уже в майские праздники, а закрывали только в октябре, когда над рекой пар стоял. Там, наверное, вся таблица Менделеева плавала, но в детстве мы этого еще не понимали и не знали, что такое экология. Нас ругали, говорили, что вода вредная, но мы все равно купались. Мне кажется, мы там насыщались всеми нужными микроэлементами. После сбросов с завода химпластполимеров кожа покрывалась каким-то странным налетом, который не смывался, и мы были как пластиковые куклы. Ни о каких очистных сооружениях и речи не было. Считалось, что природа-матушка все это сама за человека нейтрализует, у нас же огромная страна, кругом – тайга, леса, реки, моря, болота.

Я себя не отношу к «зеленым», с флагами не бегаю. Но о будущем Земли задумываюсь иногда. Даже не могу представить себе, что будет через сто лет с планетой, из которой мы все черпаем, высасываем, потребляем. У нас в стране все-таки самые большие запасы пресной воды – в Байкале, и засуха нам не грозит. И в Санкт-Петербурге у нас есть Онега и Ладога, мы живем в «мокром краю», на болоте. Это успокаивает, а за остальных почему душа должна болеть? Вот так и живем: главное, что есть сейчас у меня, а глобальное потепление, таяние льдов, изменения климатические – это меня не касается. Но может коснуться будущих поколений.

Надо отдать должное скандинавским странам, Хельсинской конвенции по Балтийскому морю и петербургскому Водоканалу за то, что у нас появились хорошие очистные сооружения, за их заботу о Финском заливе. Это и есть гуманность – когда все вместе думают об общем, а не только я о своем.

Да и о своем-то мы не думаем. Вот это беспокоит. Начинается все с мелочей: бросил хабарик, плюнул, за собой не убрал, порядок не навел. Эти привычки надо потихоньку выжимать из себя, как по капельке раба. Все тесно взаимосвязано – воспитание, культура. Патриотизм – не в том, чтобы орать с плакатами, он в том, чтобы задуматься о земле, по которой мы ходим. Я не осуждаю никого, я и о себе говорю. Мне кажется, надо с малого начинать, с семьи, с коллектива. Воспитывать бережное отношение и уважение к чужой материальной собственности, к тому, что сделано не тобой, а другими. А потом, следовательно, и к тому, что сделано не тобой, а Творцом, и дано тебе бесплатно. Пользуйся, человек, разумно. Я каждое утро и каждый вечер благодарю Всевышнего за хлеб, соль, и воду.

Без воды нет жизни. Когда я учился в ветеринарном институте, у нас при кафедрах были виварии, где проводились опыты, там жили мышки, крысы, белки, и я в каникулы подрабатывал – кормил их. Помню, как-то мы загуляли, уехали на три дня в поход, а я забыл им всем налить воды. Мне было так совестно, когда я пришел, открыл клетки и дал, наконец, им напиться. Они так рьяно бросились к воде, так жадно пили... А однажды, когда у коровы был сепсис, я вводил ей 33-процентный раствор алкоголя с антисептиком, это мощнейшее средство. Но спирт иссушает организм, и потом я наблюдал похмелье у коровы: она припала к поилке, остановилась передохнуть и снова пила, пила...

У меня дома живет черепаха, и я сам регулярно меняю воду, чищу фильтры и аквариум. Чтобы вода была прозрачной и не цвела, надо доливать всякие стабилизаторы и нейтрализаторы PH. При этом я понимаю, что прозрачность – не всегда признак чистоты. Если на пруду ряска, значит пруд здоровый, хотя бывают разные культуры, и вредные, и полезные. В 1980-е годы в ветеринарном институте мои друзья под научным руководством профессора Злобина проводили первые эксперименты по культивированию микроорганизмов, которые питаются органикой. Брали навозную жижу, наполняли несколько ванн, и запускали туда эти микроорганизмы, в результате получали осадок в виде твердой фракции и чистую воду. Навозную жижу мы привозили из-за города, со свинокомплексов, в канистрах. Однажды одну канистру забыли в вагоне метро – так увлеклись подготовкой к экзаменам. Потом два часа ее ловили по всему метрополитену, и нам ее в итоге вернули.

Таким же методом можно очищать воду от масел. Леня Лейкин (артист театра «Лицедеи» – прим. ред.) рассказывал, как он работал в цирке Дю Солей, в шоу «О». Там гимнасты ныряют в воду, их встречают аквалангисты, дают им маску, и они с этой маской плывут за кулисы. Вода поднимается и опускается, декорации уходят под воду и вырастают из воды, и все это за счет гидравлики, поршней, которые работают на масле. Масло иногда вытекает, поэтому раз в неделю у них выходной, профилактический день: они запускают в воду микроорганизмы, которые уничтожают эти масляные пятнышки. Над этим в цирке целая служба работает, специально культивирует эту микрофлору.

Облить водой зрителя – святое дело. Мы в театре «Лицедеи» любим интерактив, любим выходить в зал, работать с публикой, эпатировать ее, шокировать даже. В спектакле «Летите и пилите» гаснет свет, и на зрителей льется дождь. А в спектакле «Чурдаки» сверкала молния, гремел гром, крыша на чердаке протекала, и мы тоже сверху брызгали на публику водой. Мы используем не только психоэмоциональное воздействие, но и тактильное. Вкусовые ощущения, мы, к сожалению, не могли передать, но Леня Лейкин угощал зрителей водой – якобы, водкой.

Моя любимая песня – «Дождь» группы «ДДТ». Я ее первый раз услышал, когда мы были на гастролях в Казани, в исполнении местной группы «Волжане», они нам рассказали, что парень из Уфы, Юра, дал им ее поиграть. А потом уже она стала хитом и зазвучала в эфирах. Я каждое лето, если идет теплый дождь, просто бегаю под ним, как ребенок. Все время жду этого момента счастья – побегать под дождем босиком. Но нам в Петербурге долго ждать не приходится. Вот и сегодня тоже – дождь.

Фото: Интерпресс.

Силами Disqus