Сегодня – Всемирный день воды и День Балтийского моря

22.03.2016

22 марта – особенная дата, на которую приходится сразу два праздника, связанных с самым важным ресурсом на Земле – водой. А еще сегодня отмечает день рождения главный герой сайта Da-Voda – Невский рак, и по этому случаю мы публикуем его эксклюзивное интервью.

День Балтийского моря был учрежден в 1986 году по решению стран, подписавших Хельсинскую конвенцию и договорившихся обеспечивать экологическую безопасность этого водоема. А День воды появился в календаре по инициативе ООН, в 1993 году, и каждый год праздник посвящают определенной теме. В этом году это «Вода и рабочие места». Она важна не только для 1,5 млрд. человек, занятых в сферах, связанных с водными ресурсами, но для Невского рака. Он уже получил множество поздравлений от своих друзей в социальных сетях. А накануне своего дня рождения наш герой рассказал нам немало интересного о работе, которую он и его коллеги выполняют для петербургского Водоканала.

Невский рак несет службу на Юго-западных очистных сооружениях

Система биомониторинга в Петербурге применяется не только на водопроводных станциях, которые обеспечивают город питьевой водой, но и на Юго-Западных очистных сооружениях – для контроля безопасности сточных вод. Сейчас там как раз твоя смена. А зачем раз в полгода меняют вас, узкопалых раков, на тропических австралийских?

В процессе очистки воды происходит биохимическое окисление органических загрязнений, и вода при этом сильно нагревается. Даже в самые лютые морозы ее температура не опускается ниже 15 – 16 градусов. А летом достигает 33-35, и такого мы не могли бы вынести. Поэтому нам понадобились «сменщики».

А где австралийские раки зимуют?

В лаборатории Научно-исследовательского центра экологической безопасности РАН, где, кстати, и разработали систему биомониторинга. Там они проходят профилактику, отдыхают, размножаются.

Легко ли раку устроиться на такую работу, как у тебя?

Очень трудно. Отбор проходит в лучшем случае 30 процентов кандидатов. Здоровье должно быть близко к идеальному, поэтому сначала все проходят обследование. На каждого заводится «медицинская карта», берется анализ гемолимфы – это у нас кровь такая, голубая – на общее содержание белка. Потом мы проходим тесты: специалисты смотрят, через какое время мы приходим в себя после стресса, и в команду набирают раков, близких по темпераменту. Кроме того, важно, как мы подчиняемся суточному (циркадианному) ритму. Этот ритм – важный индикатор нашего состояния, он позволяет в дальнейшем следить за здоровьем «работников».

А ночью вы спите?

Раки – ночные животные, днем они сидят, затаясь в норке, а как только солнце садится, выползают поохотиться. У нас на станции биомониторинга создана система «день-ночь», и лампы зажигаются в определенный момент, поэтому мы живем в привычном для себя режиме. Но работаем мы круглосуточно. Если вы спите, и к вам поднесут нашатырный спирт, вы же тут же проснетесь! Вот и мы продолжаем все чувствовать даже «днем», в состоянии оперативного покоя.

Сегодня Невский рак получил немало поздравлений в соцсетях

Подожди, но ведь невские раки зимой в спячку впадают.

Да, но нам приходится без нее обходиться. Температура воды в аквариуме поддерживается более высокая, чем в Неве. Конечно, устаем сильно, поэтому и на пенсию рано уходим, через год нас выпускают на волю.

А датчик, который у тебя на панцире, не мешает?

Я его не чувствую, и это здорово еще и потому, что меня ничто не отвлекает от работы, и не влияет на точность показаний. Кстати, система анализа кардиоритма раков взята из космической медицины, то есть именно по таким показателям оценивается функциональное состояние космонавтов на орбите!

Где-нибудь еще раки выполняют такую же функцию?

В России система биомониторинга на водозаборах применяется в Хабаровске. Там она очень нужна, ведь в Амур впадает китайская река Сунгари, на которой очень много предприятий, в том числе химических. В ближайшее время раки могут заступить на службу в Екатеринбурге и Астане.

Если не секрет – почему именно раков решили использовать в системе биомониторинга? Есть ли у тебя конкуренты – например, моллюски или рыбы?

Во-первых, мы, раки, можем быть постоянно на службе. А моллюски, которые в некоторых странах «работают» биоиндикаторами, могут захлопнуть створки в любой момент, когда им вздумается, и перестать реагировать на что либо. Во-вторых, рак – индивидуалист, он привык жить один. В отличие от рыбы – она существо стайное, и, оставшись в одиночестве, испытывает стресс, так что ее показания будут неадекватными. Еще один плюс – мы мало едим, и питание наше несложно наладить. В общем, мы вне конкуренции.

А кстати, как часто и чем вас кормят на станции биомониторинга?

Мы едим раз в три дня – специалисты выяснили, что для нашего здоровья это самый подходящий режим. Нам дают и животную пищу – мотыля, и растительную, так что меню разнообразное.