Северный Амстердам

Санкт-Петербург – особенный город, в том числе, и в архитектурном плане. Несмотря на кажущуюся вторичность, похожесть на европейские города – есть в архитектуре Северной столицы то, чего никогда не встретишь больше ни в одном городе Европы. Это водные панорамы парадного центра. О том, как строился город на воде и почему вода является архитектурной доминантой Петербурга, рассказывает историк Петербурга, экскурсовод Татьяна Васильева:

Северная столица не похожа ни на один из древних русских или европейских городов: он распахнут к воде. Все древние города от воды были вынуждены защищаться, люди опасались наводнений, ураганов, штормов, а больше всего - угрозы со стороны человека.

Петербург с самого начала был распахнут к воде – во-первых, потому, что строился на топком болоте, поэтому первоначально всякое движение возможно было только по воде. Во-вторых, идейный вдохновитель и создатель города царь Петр I любил воду, и он повелел всем именитым и зело именитым строить свои дома "сплошною фасадою" вдоль берегов.

Жизнь нового морского города сосредотачивалась вокруг воды. Мосты через Неву Петр строить запрещал, так как считал, что они будут мешать судоходству. Кроме того, Петр обязал каждую семью, каждый дом иметь собственную лодку.

Была создана Партикулярная верфь на Фонтанке, где за небольшую плату можно было заказать себе лодку или баркас. Петр считал, что у жителя морского города должна быть морская душа, что люди не должны бояться воды, а должны уметь управлять лодкой, уметь грести, ставить паруса. Зимой, естественно, перемещались по льду, по санным дорогам.

На лед Невы запрещалось выходить под страхом сурового наказания до специального оповещения барабанным боем. Делал это придворный шут. Он же первым переходил Неву по льду в экзотическом наряде с командой, вооруженной на всякий случай веревками и крючьями.

Весной о вскрытии Невы сообщалось тремя пушечными выстрелами из крепости. И сам император лично первым пересекал вскрывшуюся ото льда весеннюю Неву. Но во время ледоходов и ледоставов всякое сообщение между берегами Невы прекращалось.

Петр буквально влюбился в Неву! Кроме того, он поездил по Европе и восхищался Амстердамом, где жители Голландии создали улицы-каналы, а со стороны моря построили дамбы и защитили себя от водной стихии. Поэтому в обилии воды кругом основатель города не видел помехи. Наоборот, это было необходимо.

Планировалось, что по Неве и вокруг Невы можно будет плавать по каналам, которые и были спроектированы на Васильевском острове (все линии Васильевского острова, Большой, Малый и Средний проспект – это несостоявшиеся каналы) и в Литейной части (улицы Чайковского, Фурштатская, Кирочная очень широки для стандартов XVIII века, потому что они должны были быть каналами).

Дороги было строить слишком дорого и долго, проще было вырыть канавы. Кроме того, вырытая земля повышала уровень суши в городе. К тому же, здесь было удобно строить для России новый флот благодаря глубоководности Невы и ее широте.

"Назло надменному соседу здесь будет город заложен" - так лучше всех передал смысл основания новой столицы Александр Пушкин. Действительно, Петр строил столицу новой империи, и, решая военные, экономические и политические задачи, стремился к тому, чтобы облик нового города излучал силу и величие. Необходимо было наглядно показать и своим, и чужим непреклонную волю государя и мощь государства. Однако ландшафт, в который Петр решил вписать город, сам по себе давал мало поводов для решения политико-эстетических задач такого масштаба.

Но если в избранном царем месте и было что-то, что позволяло вести разработку эстетики имперской мощи и величия, то это Нева. Ее "державное течение" было таковым еще до постройки гранитных набережных. Нева стала главной городской артерией, и ее набережные именовались проспектами Вверх по Неве и Вниз по Неве.

Главные улицы Петербурга стремятся к Неве, главные площади Петербурга распахнуты к Неве с обеих сторон. К Неве обращены соборы и дворцы, государственные учреждения и монументы. Нева оказалась главной, центральной площадью Северной Венеции, определив своим расположением и своими размерами городской ландшафт Петербурга в целом. Петербургские архитекторы XVIII-XIX веков нашли идеальное соотношение между шириной Невы и высотой зданий.

Кстати, Северной Венецией Петербург называть не совсем корректно - скорее, Амстердамом. Ведь Петр никогда не был в Венеции. Хотя первоначально запланированные улицы-каналы так и не были прорыты, но зеркала наших многочисленных вод и кружева мостов являются особенностью нашего города, одной из основных его достопримечательностей.

Это подтверждают и цифры: в Петербурге в настоящий момент существует 42 острова, общая протяженность обустроенных набережных около 170 километров, общая протяженность водотоков в черте города - почти 217 километров. В Петербурге и его пригородах более 600 мостов, а это больше, чем в Венеции.

Красота Петербурга в том, что здесь нет скученности, тесноты, ощущения каменных джунглей. Наш глаз видит очень далеко – здесь великолепные перспективы и панорамные виды. Вдоль Невы идут друг за другом анфиладой огромные площади. И мы видим сразу два берега Невы, застройка которых соответствует друг другу, нет скособоченности – с одной стороны небоскреб, с другой – низкая застройка.

Архитектурные доминанты соответствуют Неве, не унижают ее, а подчеркивают ее мощь. Высота колокольни Петропавловского собора меньше ширины Невы. Архитекторы в проектировании зданий отталкивались от пропорций реки. И именно благодаря этим уникальным панорамным видам Невы ЮНЕСКО включило Санкт-Петербург в число городов, являющихся всемирным наследием человечества.

Силами Disqus